Крымский комплекс недогражданства

f67858077c22

Поделиться в соц. сетях

0

Есть прослойка крымчан, которые метнулись в сторону России только из-за того, что не на 100% чувствовали себя гражданами Украины. Как-то им все казалось, что их права ущемляют некие бандеровцы, которые хотят запретить русский язык, православную церковь Московского патриархата, крымские культурные традиции или же вообще собираются поубивать всех русскоязычных. Шло время — и думающим людям должно было стать понятно, что это иллюзия. Но только не таким крымчанам. Им хотелось, наконец, почувствовать себя полноценными гражданами, а это, по их мнению, можно было сделать только в родной стране, то есть в России. Которая, кстати, никогда им родной не была — многие из них там не родились и даже никогда не бывали.

Сегодня их мечта осуществилась — они живут в «своей стране». Чувствуют ли себя те крымчане, которые так приветствовали Россию в 2014 году, полноценными гражданами новой страны?

Я сторонница того, чтобы всю жизнь рассматривать через призму психоанализа, одним из главных постулатов которого является сентенция о том, что, за исключением редких случаев, невозможно убежать от проблем, преследовавших тебя всю жизнь, просто отдалившись от них физически. Жизнь это доказывает.

Если ты потерял близкого и хочешь уехать далеко-далеко, чтобы ничего о нем не напоминало, ты можешь это сделать. Но и на новом месте найдутся моменты, которые будут вызывать прежние страдания, а все потому, что тоска внутри тебя. Если ты был неуспешен в стране, в которой вырос и получил образование, вряд ли получится вдруг все круто изменить, уехав в другое место. А посему, если ты не смог почувствовать себя полноценным гражданином страны, в которой родился, ты не сможешь этого сделать и в другой стране. Эта неполноценность будет преследовать вечно.




История первая

Ее героиня — учительница русского языка и литературы в среднем учебном заведении Симферополя. Я умышленно не буду называть имена моих героев. Кое-где даже изменю им пол. Ведь эти люди довольно узнаваемы в своих кругах и могут пострадать, если кто-то поймет, о ком я пишу. Так вот, при бандеровской Украине, где то и дело «ущемляли» права русскоязычных граждан и сокращали количество уроков русского языка в школах (второе утверждение — правда), данный человек добился небывалых для учителя вершин.

Простая преподавательница русского языка, изначально не имея никаких связей, устроилась на работу в одну из лучших школ Крыма.

Там дослужилась до завуча. А еще получила море преподавательских наград за свой талант. Человек, действительно, выдающийся и заслуживший уважение. И вот педагог с более чем двадцатилетним стажем работы после аннексии по семейным обстоятельствам переехал из Крыма в Россию (в 2014 году после получения российского гражданства такая возможность стала доступной).

Но там ей не захотели засчитать стаж, полученный при Украине, а потому никаких надбавок, положенных за выслугу лет и остальные достижения, которые добавляют учителям зарплаты, ей не посчитали. Теперь она работает на правах обычного начинающего педагога.

От российской внутренней политики она в шоке, но Украину по-прежнему боится, так как считает, что здесь процветает фашизм. Хотя на поверку оказалось, что в националистической Украине ей, учительнице «вражеского» русского языка, была везде зеленая дорога, а в России, где она преподает в школе основной предмет, она — никто. И снова жалуется на то, что не является полноценным гражданином.

История вторая

Имея украинскую фамилию, родителей — преподавателей украинского языка еще при СССР, этот человек всегда боялся украинской экспансии в Крыму. И происхождение не помогло! По его мнению, со стороны материка Крым всегда окружали «нацики», а потому жить спокойно не получалось. Но это не мешало ему стать заведующим кафедрой в одном из престижных крымских вузов и ни в чем себе не отказывать. Россию приветствовал, как только мог. Но его родная, как ему казалось, страна преподнесла сюрприз: оказывается, в России его специализация официально не зарегистрирована — и кафедру ликвидировали. Пришлось стать обычным преподавателем.

Думаю, это очень болезненно для того, кто взлетел высоко. Полноценно ли он теперь ощущает себя в новом обществе? И, наверное, втайне мечтает, чтобы Украина вернулась.

История третья

При Украине он был хорошим учителем в хорошем колледже. Звезд с небес не хватал. Но и не жаловался. Когда мы ходили с ним в кафе большой компанией, он всегда заказывал себе самый дорогой коньяк. Я себе такие дорогие напитки не позволяла, хотя на тот момент уже работала на более высокооплачиваемой работе. Меня просто поражало, как можно быть столь расточительным. Но это было его личное дело: значит, мог себе позволить.

Будучи всецело за «русский мир», сей товарищ не собирался ничего менять в своей жизни после аннексии. Остался жить там же, работать там же и на той же должности. С этим человеком я давно не общаюсь, но общие знакомые рассказывают, что теперь он не только не заказывает дорогих коньяков, он даже в кафе не ходит. Более того, жалуется, что зарплаты не хватает даже на еду.

Недогражданин получил свое второе недогражданство.

Какие выводы можно сделать?

Я не буду утомлять читателей еще несколькими десятками похожих историй, но они есть, и все они типовые. Важно одно: судя по этим историям, создается ощущение, что Россия — это то государство, в котором упомянутый выше закон сохранения внутренней неполноценности усугубляется в десятки раз. И если ты был при Украине никем, то в России будешь ничем, но при этом нет гарантии, что если при Украине ты был уважаемым и успешным человеком, то в России ты им и останешься. Приведенные выше истории тому доказательство.

Мне сложно судить, почему одни крымчане всегда чувствовали себя полноценными в Украине, а другие — нет. Видимо, это какие-то врожденные или привитые в детстве качества. И они не зависят от успешности или ума. Видимо, это какой-то отдельный комплекс недогражданства, которые не очень-то связан со всеми остальными характеристиками человека.

Почему одни с юношества знали, что, даже если кто-то попробует нарушить их права в их государстве, то они смогут их отстоять, а другие просто чувствовали себя жертвами? Почему я, зная, что в Украине есть прослойка чокнутых националистов (их, кстати, очень немного), не боюсь их и знаю, что могу сама на них в случае чего шикнуть и заявить, что я как полезный своей стране гражданин круче, чем они, даже несмотря на мой родной русский и их врожденный украинский язык, а другие мои соотечественники ловят мандраж при упоминании бандеровцев? Это необъяснимое явление.

Но совершенно точно могу сказать, что свое ощущение неполноценности крымчане перетянули за собой в Россию. Только теперь оно не иллюзорно, а реально, поскольку в этой стране отстоять права маленькому человеку, и правда, практически невозможно. Зато теперь у многих из них, наконец, внутреннее состояние совпало с действительностью. Может, они к этому подсознательно всегда и стремились?

Настя Дрозд