Те, кто делали это, говорили по-русски

dptt001_1000x0

Поделиться в соц. сетях

0

Ровно 72 года назад, когда война еще продолжалась, но исход ее уже был предрешен, началась депортация крымско-татарского народа. Их было 200 тысяч человек, в основном, старики, женщины и дети – молодые мужчины были на фронте. Впрочем, их, возвращавшихся с победой, в орденах, тоже отправляли в ссылку. «Помиловали» лишь одиннадцать Героев Советского Союза и несколько полных кавалеров Орденов Славы. Но и им не разрешили жить на родной земле, в Крыму.

От 30% (по данным НКВД) до 46% (оценки самих крымских татар) высланных погибли в дороге или в первый год после депортации. За этот кошмар, как и за аналогичные трагедии других народов, никто не наказан. Наоборот – палачи получали ордена.

Ни я, ни те, кто читают этот текст, никого не высылали. Никто из нас, одетых в форму НКВД, под детский плач и крики ужаса не выгонял людей из их домов, не загонял их в вагоны для скота, не выбрасывал потом из поездов трупы умерших.

Но те, кто делали это, говорили по-русски, среди них могли быть дедушки и прадедушки кого-то из нас или их друзья и одноклассники. В конце концов, они были солдатами той страны, правопреемницей которой стала современная Россия.

Сегодня, после победы Джамалы на «Евровидении» масса идиотов и подонков рассказывают о том, как крымские татары сотрудничали с Гитлером, встречали его хлебом-солью, какие они, вообще, сволочи. Поскольку Господь не дал этим борцам с крымско-татарским фашизмом мозгов, они и сами не понимают, что несут.

Мало того, что на стороне Гитлера в ту войну воевали сотни тысяч русских, украинцев, да, наверное, и представителей всех народов СССР. Более важно, что они оправдывают убийства невиновных. А значит, готовы будут оправдать любые преступления против кого угодно, которые когда-либо власти заблагорассудится совершить. Патриоты, одно слово.

Мы, ныне живущие, не виноваты в том, что произошло 72 года назад. Но не виноваты только в том случае, если понимаем, что наша страна, наши соотечественники совершили страшное преступление, если будем помнить о жертвах, если будем делать все возможное, чтобы Россия никогда больше не совершала ничего подобного. А если нет, так кровь на нас.

Леонид Гозман