Приключения москвича в Киеве

kiev__mat_gorodov_russkix_25

Поделиться в соц. сетях

0

Я решил поехать в Киев. Да, это безумная идея. Но чем безумнее, тем лучше. А жизнь сейчас вокруг, что нормальна?

Я хотел увидеть Киев своими глазами. Знал, что врут, понимал, что передергивают, разоблачал это, как мог, почти каждую неделю. Но если врут, то до какого предела? Где заканчивается страшная сказка и начинается быль? Обыкновенная украинская быль, то есть жизнь. Хотел увидеть, вот и купил билет на поезд. Всего на два дня. Недорого.
Сообщил близким… Дальше началась песня «Как родная меня мать провожала». «Зачем тебе это, Саша? — говорила моя мудрая теща, мой неповторимый друг. — Там же ужас что творится. Сдай билет, пока не поздно». Я напрягся, конечно. «Ты знаешь, мне сейчас подруга сказала, там веди себя как мышка: тише воды, ниже травы. И ни слова о политике», — это уже вступила в хор любимая жена. Ну и, наконец, хит сезона, моя еврейская мама, ежедневно душащая меня в объятиях: «Ну что тебе в голову взбрело, ищешь приключений на свою… Делать тебе нечего!» Мама очень любит меня. И только дочка из своего героического израильского далека одобрила.

Затем подключилась родная редакция. «А знаешь, —сказала редактор Леночка, — из «Коммерсанта», «Российской газеты» и «Life» люди летели через Минск, так пограничники в Борисполе их развернули и посадили на обратный самолет». А потом она каждый раз спрашивала, делая большие глаза: «Ты уже вернулся?» И мой замечательный товарищ, член редколлегии Вадик звонил и спрашивал: «Ты еще не там? А, здесь, ну тогда можешь написать…» Как будто бы «там» это уже там, где нет жизни, в загробном мире. А если «здесь», то да, могу написать. Жизнь продолжается! Пока.




После такого давления по всему полю я и сам уже был не рад, что купил эти злополучные билеты. Куда я еду, что меня там ждет? А если высадят? Как не пытаюсь сопротивляться, а сам, значит, с потрохами нахожусь под пропагандистским колпаком у Мюллера. «Только ты никому не говори, что ты российский журналист, — сказал мне по телефону из Киева Айдер Муждабаев. — Не поймут». И прислал частное приглашение.

А Матвей Ганапольский прислал приглашение официальное: «Обозреватель «МК», для написания репортажа…» И не поймешь, что лучше.
Тут еще нашего главного редактора их президент Порошенко ввел в черный список. Совсем хана! А потом я успокоился. Ну, снимут с поезда, так это даже интересно! Не догоню, так согреюсь. Хотя Киев не увижу, жаль, ведь ни разу там еще не был.
Ну да, дожили, в Киев, мать городов русских, еду с такой опаской, под прикрытием, почти как нелегал. «Может, я еще на поезд опоздаю», — мелькнула предательская успокоительная мысль, но тут же исчезла из-за своей трусливой несостоятельности.
Российских погранцов прошел без проблем. «Рюкзак откройте, пожалуйста». Открыл. Посмотрели сверху, даже не шарили. Через два часа Конотоп, Украина. «К кому едете?» Я сказал, предъявил приглашение Айдера и Матвея. Айдера забраковали сразу — «Это не то». А с ксивой от Ганапольского девушка в украинской форме куда-то пошла совещаться. Через три минуты пришла: «Все в порядке». И вот я в Киеве!
Встретил Айдер. Обнялись. Пошли. Киев окатил меня русским привычным привокзальным зазыванием: «Покупайте сим-карты!» «Пирожки, пирожки», «Экскурсия по Крещатику, Киево-Печерской лавре…». А где мова? Нет никакой мовы.

Айдер посадил меня в свое авто и мы поехали. Сразу в Бабий Яр. Я так хотел. Кругом зелень, тишина, дорожки, птички поют… Монумент, совсем непафосный. А за монументом громадный овраг. До сих пор незаросший. Людей ставили на край, и стреляли, стреляли. 150 тысяч…
…Поехали к Айдеру на крымско-татарский телеканал АТR. Как там говорят — в изгнании. Кабинет Лянура Ислямова, владельца канала. Тут же девушка Лизавета — популярный украинский блогер. «Мы обязательно вернем Крым, нашу родину, я верю в это, — говорит Ислямов. — Мы все верим. Эта вера сильнее всех «зеленых человечков». Эмоции захлёстывали, порой мы переходили на крик.

Доброжелательный крик, мы все-таки уважали друг друга. Они мне говорили: «Эти ватники». А я им: «Нельзя так называть людей». Они мне: «Мы страдаем, а «эти» счастливы». — «Так поймите, почему они счастливы». — «Всё равно, это то же самое, что в нацистской Германии оправдывать обывателей, слепых от гитлеровского счастья». Казалось, мне было, что им ответить. Но потом они стали рассказывать о себе. Каждый о себе. В кабинет заходили другие люди и опять о себе. Как вламывались к ним в Крыму силовики, требовали отказаться от их неприятия русского Крыма. Как прессовали их детей. Вот поэтому они здесь, в Киеве. Поэтому они будут бороться. Они же ничего не придумали. И тогда я уже замолчал, только слушал.
Потом пришел Евгений Киселев и всё испортил Он замечательно выглядит, как огурчик в свои 60. Ничего не изменилось, как в лучшие московские времена он начала медленно, тягуче, вальяжно вспоминать былые времена НТВ, тайны кремлёвского двора… А затем приехал Ганапольский. За мной.

Вечером были в гостях у Айдера со всей его крымско-татарской межпухой. Ну и песни соответствующие — от нашего стола, вашему столу, «Хава Нагила» прилагается. Был Майдан незалежности, Крещатик, Покров, Днепр и где-то там на холме возвышающийся Владимир. Андреевский спуск с музеем Булгакова. И люди, главное — люди. Такие доброжелательные, позитивные, русскоязычные, черт побери. Говорим по-русски! За эти два дня в Киеве мовы я почти не слышал. Мы с Матвеем ходили по Киеву, а он все спрашивал у народа: «Вот, московский гость приехал. Ищет жидо-бандеровцев и распятого мальчика. Вы не подскажете, где это?»

Бандеровцев я так и не увидел. А жаль. И, кстати, мата на киевских улицах не слышал ни разу. Разве только от своих гостеприимных друзей и по всем известному адресу. Но это детали.
А еще я был у Матвея на его ток-шоу. Он ведет его каждый будний вечер с 8 до 10. Канал NEWSONE новостной, информационный. Генеральный продюсер Алексей когда-то работал в Москве в любимовском «Взгляде». На Украине делал канал «112».
NEWSONE — это очень современно, актуально и технологично. До 18-и идут только новости. На большом экране появляются девять маленьких клеточек — это корреспонденты из регионов Украины передают on-line. Зритель по желанию может включить — увеличить пультом любой квадратик. После 18-и — аналитика. Программа Ганапольского называется «Эхо Украины». Есть гости, есть сюжеты.
Главное — интерактив. Люди звонят в прямой эфир, звонки заранее не отслушиваются. Это дистанционное управление. Мы же все знаем, как умеет работать Ганапольский. Все звонящие в его ежовых рукавицах. Он здесь удав Каа, а они… Нет, совсем не бандерлоги, как показывает наш зомбоящик. Граждане украинцы, насколько это получается у них и у Ганапольского.

После такого киевского счастья домой не хотелось. Но надо. Родина встретила меня легкими ударами по пяткам: «Ноги из прохода убираем, ноги!» Затем тетенька в униформе взяла мой паспорт: «Высуньтесь побольше, это ваша фотография? Я вас не вижу!» Я прыгнул с верхней полки, встал перед ней: «Нормально?» — «Нормально, это когда ножки холодные», — дружелюбно среагировал мордатый погранец. — «Здесь не тюрьма!» — набравшись украинской незалежности замитинговал я. Но погранец даже не среагировал.
«Я люблю свою Родину, я все равно люблю свою Родину», — мысленно вдалбливал я себе в мозг. И пусть кричат уродина, а она нам нравится, хоть и не красавица, к сволочи доверчива, ну а к нам тру-ля-ля, ля-ля-ля. Эй, начальник! На этот раз я совсем не Павла Гусева имею в виду.
Я не согласен с Кучмой. Украина — это Россия. Только другая Россия. Аксёновский «Остров Крым», альтернатива. Классик был прав, предвидел: остров Крым захватила доблестная Красная Армия. Ничего не получилось. Но они хотя бы попробовали. Как и мы когда-то, в 91-м. Неужели и они вернутся на круги своя?
P.S. Этим рассказом в нашем редакционному буфете я поделился со своей коллегой, крымнашисткой. Что не мешает нам, кстати, прекрасно проводить время, каждый раз беседуя по душам за рюмкой чая. «Ну ты, прямо, как Фейхтвангер. Помнишь, он приехал в СССР по приглашению Сталина, а потом написал «Москва. 1937 год», давясь от восхищения».

Что я ей мог ответить. Действительно, я видел не все. Но как акын, что видел, то и написал. Ганапольский мне в помощь.

Александр Мельман, Эхо Москвы