По колена в говне или как живут российские ветераны

main_thumb

Поделиться в соц. сетях

0

Дом Валерия Терещенко затопило сточными водами пять лет назад. С тех пор 71-летний пенсионер, как он говорит, «живет на болоте».
Он не преувеличивает: затопило не только двор, но и сам деревянный барак. Везде — в коридоре, на кухне, в спальне, в зале — черная зловонная вода, хозяин дома ходит в ней по колено.
Как признается Валерий, спит он, не снимая обуви и свитера, — в «деревяшке» холодно не только зимой, но даже в жаркие летние дни. Приглашая войти в дом, он просит переобуться и протягивает сапоги-болотники: «Иначе вы тут никак не пройдете. Главное — не упасть, здесь глубоко, да и вода ледяная».
Сам дом по Энергетиков, 32 построен еще в 70-х годах. С улицы Жорницкого его не видно — ветхий, покосившийся одноэтажный барак затерялся среди новых домов и магазинов, построенных напротив Строительного рынка. Муниципальное жилье, как объясняет пенсионер, ему предоставило «Якутэнерго». Больше 15 лет он проработал на автобазе предприятия водителем, а затем слесарем.

— Я живу в этом доме с 70-х годов, — вспоминает Валерий Терещенко. — Сам приехал в Якутск в 1969 году из Иркутска. Жил здесь с женой, два года назад она ушла из жизни. Супругу звали Ниной. У нее было больное сердце, случился приступ — она упала, захлебнулась. Не смогла встать. Тяжело вспоминать.

Когда она еще была жива, мы ходили по инстанциям — писали, звонили, но помощи не дождались. Сами на свои кровные заказывали частные фекалки, сейчас денег на это нет — откуда у меня, живу на одну пенсию.

«Чтобы согреться, выхожу на улицу»

Дом Терещенко начало топить пять лет назад. Все началось, когда рядом стали строить дома и магазины. Строители отсыпали стройплощадки, а деревянный дом, оказавшийся в низине, затопило сточными водами.

— Вы не представляете, что тут творится после дождя, — говорит хозяин дома. — Вода здесь постоянно — она никуда не уходит.

Валерий Григорьевич показывает кухню, зал, спальную комнату. Ходит он с трудом и часто останавливается, чтобы прокашляться. В квартире всё — кровати, тумбы, столы, шкафы, плита — стоит в воде. В одной из комнат включен телевизор, рядом — разложенный диван, стул и табуретка, на которой лежат лекарства, очки и тетрадь с ручкой.


«За эти годы вся мебель отсырела, — говорит Валерий, трогая подлокотник дивана. — Кровать, на которой я сплю, мокрая. Сплю в теплой одежде и обуви. Чтобы согреться, стараюсь чаще выходить на улицу, но тяжело — с годами здоровья не прибавляется. Жаловаться не хочу, но скажу как есть: ноги болят, в последнее время кашель замучил. Это и неудивительно, что уж тут скажешь».

В этой же комнате в воде лежат два телевизора и старый советский пылесос. «Сломались, когда дом затопило», — поясняет пенсионер.


Вместе с Валерием измеряем строительной рулеткой глубину «болота» — где-то 17, местами 20-25 сантиметров. «Только не подходите к окну, — предупреждает хозяин. — Там можно провалиться в подполье, глубина в этом месте больше полутора метров». В подтверждение своих слов он медленно опускает туда, где должен находиться подвал, швабру — она полностью уходит под воду.

«Сказали, что квартир нет»

По словам Терещенко, он платит квартплату. Пенсионер не раз обращался в управу Строительного округа, ходил в департамент жилищных отношений и безуспешно пытался попасть на прием к главе города Айсену Николаеву.

— Ходил в департамент жилищных отношений, — рассказывает Терещенко. — Бесполезно. Сказали, что сейчас нет квартир. Пытался отстоять свои права, но они все равно стояли на своем: «Жилье сейчас предоставить не можем».
Обращался в управу Строительного округа, чтобы откачали воду. Они отказали, объяснили, что нет фекалок. Прямым текстом тогда сказали: «Жалуйся хоть Бараку Обаме».

В прошлом году хотел попасть на прием к Айсену Сергеевичу. Секретари меня выслушали, но не стали записывать: «К мэру записано очень много людей, а вам нужно как можно быстрее решить свою проблему. Идите в управу Строительного округа».

Сейчас даже не знаю, куда и к кому можно обратиться. Жду хоть какой-то помощи.


К вам приезжал кто-нибудь из управы или департамента?

— В прошлом году приезжали сотрудники ДЖО, если не ошибаюсь. Посмотрели, как я живу, сказали: «Так невозможно жить, дед».

Обещали что-нибудь?

— Обещали разобраться. Сказали, что могут предоставить на время квартиру или комнату, а потом уже постоянное жилье. Но я ведь не проживу до 130 лет, пока мне его в итоге выдадут. После этого никто уже не звонил.
А сейчас я и сам никуда не могу позвонить. Недавно телефон упал в воду —так его и не нашел.
О Валерии Терещенко мы узнали от его соседки, живущей в одном из домов напротив. Она обратилась в редакцию News.Ykt.Ru в надежде, что власти обратят внимание на его проблему и окажут помощь пенсионеру. Свое обращение с призывом о помощи женщина также распространила в соцсетях.

«Этот старик ждет помощи хоть от кого-нибудь, — говорится в сообщении. — Он просто утонул в воде. Спит на промокшем диване. Это у нас, в нашей столице, так старики доживают свою старость. Помогите ему, распространите это, может, что-то изменится».

Управа Строительного округа: «В ситуации разберемся»

Глава управы Строительного округа Виталий Сорочан в комментарии News.Ykt.Ru сказал, что разберется в ситуации и примет меры. «Нужно, чтобы Терещенко сам обратился к нам, пришел со всеми документами, — пояснил Сорочан. — Мы разберемся в этой ситуации, будем решать, что делать. А дом затопило из-за того, что во время строительства соседних зданий строители отсыпали участки».

Руководитель Департамента жилищных отношений Игорь Ткаченко также пообещал рассмотреть проблему Терещенко. «Нужно всё проверить, — отметил директор ДЖО. — Дело в том, что в некоторых домах по улице Энергетиков люди живут без регистрации. Как только всё проясним, разберемся в ситуации».

«Жить здесь невозможно, сами видите, — говорит Валерий. — Если бы были палатка и спальник, я бы жил на улице. Но в конце жизни хочу хотя бы немного пожить в собственной благоустроенной квартире».