Перлы «легитимного» из интервью в Ростове:

1402640184-6856

Поделиться в соц. сетях

0

«Всем известно, что снайперы стреляли из зданий, которые контролировал Майдан».

«Я совершил ряд ошибок, я не святой. Самая главная ошибка, которую я совершил – не нашел в то время в себе сил подписать приказ о введении войск и объявлении военного положения в Украине».

«Я изначально был против того, чтобы нарушалась территориальная целостность Украины. Отделение Донбасса – это больше эмоциональный порыв людей, которые негативно отреагировали на те беспорядки, которые были в Киеве».

«Ни в одном банке мира не обнаружено ни цента моих денег. У меня не было и нет никаких счетов. Я с Украины ничего не вывозил, кроме личных вещей, которые были ручной кладью».

«Я увидел оперативную информацию, как расстреляли около восьми автобусов жителей Крыма, которые приезжали на мирные акции к Верховной Раде… Расстреляли эти автобусы, потом их подожгли, потом избивали людей. Один из автобусов взорвался, я видел эту картинку, взорвался бензобак и люди этим воспользовались и побежали в лес. Эти радикалы, молодчики в масках, открыли охоту в лесу. Эти люди кто как мог, так и спасались, большинство из них погибли».

«Придет время и обо мне в учебниках истории напишут правду».

«Вам не удастся меня унизить. Я прожил достаточно серьезную и сложную жизнь и продолжаю жить».

«21 февраля во второй половине дня мы в первый раз получили проблему с передвижением в Киеве. Мой кортеж был обстрелян из автоматического оружия».

«Власть боится включать мою фамилию в социологические исследования. Уверен, что есть [мои сторонники в Украине сейчас] и уверен, что много. Я поддерживаю с ними связь».

«Мне никуда не деться от людей, которые пострадали и вынуждены были покинуть родину, потому что там жить стало невозможно. Люди, которые эмигрировали, не только в Россию, но и в другие страны, очень часто ко мне обращаются, я занимаюсь этими вопросами. Мы работаем с адвокатами, с правозащитниками, с судами, в том числе – с европейскими».

«Я не мог финансировать [сепаратистов] потому, что у меня денег нет… Хотя, если бы у меня была возможность, я бы помогал людям. Я там вырос, я знаю как там тяжело живется. Я бы помогал в плане гуманитарном».

«Когда двигался мой кортеж по дороге в сторону Крыма, в районе Мелитополя была засада и наша передовая группа их обнаружила. Они обнаружили людей в форме без опознавательных знаков и услышали иностранную речь. Наверняка это были наемники».