Что произошло в Иране? 

Тем временем не утихают протесты в Иране. Число жертв перевалило второй десяток, сотни раненых. Власть официально отказалась от ведения переговоров с оппозицией и обещает принять самые жесткие меры, в ответ протестующие обещают стоять до победного конца.



Ситуация кажется еще более острой, если напомнить о наличии у официального Тегерана более десятка боевых подразделений, формально не числящихся в структуре. У оппозиции же имеется захваченное со складов оружие, а так же поддержка Западных стран.

Дональде Трамп в последнем обращении призвал Иран к демократическим реформам и предостерёг от необдуманных действий против своего народа.

Чрезмерная самоуверенность Хасана Рухани, присущая всем восточным деспотиям в любой момент может привезти к Гражданской войне, подобно Сирийской. Многие повстанцы потеряли родных и близких в ходе протестов 2009 и последующих после них репрессий.

Блокировка интернета и новая волна репрессий не прибавляет популярности официальному Тегерану. Уровень жизни снижается уже несколько лет подряд. Рост цен на самое необходимое бьёт один рекорд за другим.

Оппозиция же сегодня вовсе не является «мальчиками для битья», а вполне вооружена и готова дать отпор, помощь же соседних стран способна и вовсе перевесить чашу весов на их сторону.

Встает дилемма и перед Путиным. РФ сегодня заявляет о себе, как о мировом гегемоне. Иран же является одним из основных и надежных союзников. Вмешательства в очередной конфликт Россия не потянет ни морально, ни, что более важно, материально.

Слив же основного союзника поставит под большое сомнение статус мирового гегемона, да в добавок рискует сильно повлиять на расстановку сил во всём регионе. Позиция Дональда Трампа уже озвучена.

Она пряма и тверда. В случае несостыковки мнений и в этом вопросе, антироссийские санкции могут быть увеличены не в разы, а десятки раз и ударить очень больно. Будет ли Путин так рисковать на кануне выборов?

Вообще, ставки на тоталитарных правителей в 21 веке — в долгосрочной перспективе всегда проигрышны. При первой же дестабилизации, весь цивилизованный мир будет «играть» против этого государства, придется за него впрягаться, осложняя уже свою собственную ситуацию.

А дестабилизация в подобном государстве — это вопрос времени. Владимир Владимирович же окружил себя союзниками-тоталитаристами, разной степени выраженности. В такой ситуации может сыграть эффект домино, при одновременном падении хотя бы 3 союзников (Асад до сих пор ходит по лезвию ножа, остается 2 вакантных места) под тяжестью навалившегося может зашататься и сам режим Путина.

А ему помогать уже будет некому. Ну, если не считать африканские племена вождей-людоедов. Но навряд ли они смогут как то помочь.

2018 год в плане Кремля должен быть годом покоя и штиля. Не нужны ни новые конфликты, ни разжигание старых. Помолчать придется и местным «шутам». Жириновский, Милонов и Поклонская уже получили предупреждения.

Путин должен выглядеть миротворцем, продвигающим семейные ценности(отсюда и законопроекты, связанные с детьми). Снизить накал приказано и СМИ с пропагандистами… исходя из этого, 2018 начинается для Кремля крайне неудачно.

Телеграм-канал «Запретное мнение»