Своевременный теракт или Кому выгоден взрыв в петербургском метро

fsczp2vae18

Терроризм всегда считался инструментом манипулятивным.

Государственный терроризм не является исключением. В моменты роста общественного недовольства властью, коррупцией и социальным положением террористический акт всегда является прекрасным инструментом для консолидации общества на почве страха и стремления поступиться свободами и правами в угоду безопасности. Общество требует возмездия и справедливой кары виновникам, чем и пользуется правительство для уничтожения неугодных.

Взрыв в час пик на самой загруженной ветке петербургского метро требует действительно не дюжего планирования и координации. А если учесть, что в Санкт-Петербурге регулярно проводятся эвакуации из-за подозрительных предметов и вообще в последние годы безопасности на метрополитене уделялось немалое внимание, то произошедшее кажется не просто атакой неких злоумышленников, а действиями профессионалов, имеющих необходимые навыки и беспрепятственный доступ к режимному объекту.

Не первый раз российские власти после прихода Путина к власти использовали теракты для запуска механизмов усиления силового репрессивного блока, ограничения конституционных прав и укрепления власти президента.

 

Теракты в Москве, Буйнакске и Волгодонске накануне второй чеченской кампании в 1999 году позволили существенно укрепить силовой блок в правительстве Ельцина, оттеснив команду младореформаторов, который в итоге и привёл Путина к власти.

И этот взрыв в Петербурге произошёл неожиданно вовремя. В стране проходят многотысячные антикоррупционные митинги, федеральные трассы перекрывают дальнобойщики, проводящие стачку против платёжной системы «Платон».

Протест становится широким и пронизывающим всё общество снизу доверху. Включая и часть элиты, которая уже откровенно тяготится проводимой Кремлём политикой.

Стоит отметить, что Санкт-Петербург никогда не становился целью террористов, даже во время действительно самых сложных годов в России, связанных с национальной безопасностью.

Здесь стоит отметить, что есть существенная разница между политическим террором и терроризмом “шоковым”. Политический террор направлен прежде всего на политических деятелей принимающих несправедливые, по мнению террористов, решения и действия. Он направлен на представителей власти или сотрудников силовых, репрессивных структур. “Шоковый” терроризм направлен на создание в обществе атмосферы страха и растерянности, гибели большого количества людей оказавшихся случайными жертвами, которым пользуются террористы или их кураторы в своих целях.

Подобный демонстративный и намеренно кровавый теракт, бесспорно, вписывается и в исламистский тренд. Но как исламский террор мог добраться до Петербурга? Во многим виновата внешняя политика России в последние годы. Это прежде всего личные амбиции Путина, примерившего на себя мундир мирового жандарма, и в частности его авантюра в Сирии с участием российских войск. Бомбёжки сирийских городов не могли остаться без ответа. Тем более что ещё два года назад российские исламисты, воюющие в рядах ИГИЛ, которых в Сирии несколько тысяч, объявили России джихад и угрожали взрывами в российских городах. Но тому, что целью стал именно Санкт-Петербург, а не Москва, можно назвать лишь одну причину. Санкт-Петербург — родной город Путина. Тем более что сегодня он приехал в город с официальным визитом на встречу с президентом Беларуси Лукашенко.

Интересной факт. Подобный взрыв в метро произошёл в 2011 году в белорусской столице. Это до сих пор единственный теракт в минском метрополитене. Бывший кандидат в президенты Беларуси, оппозиционер Александр Милинкевич посчитал, что возможное усиление политических репрессий против теракта может быть выгодно также и политическим силам за рубежом, стремящимся «уничтожить шанс нашего государства на евроинтеграцию, ослаблять его независимость». Взрыв произошёл после массовых протестов белорусской оппозиции в 2010 году.

Но в любом случае вне зависимости, кого обвинят в причастности к этой кровавой бойне в петербургском метрополитене, украинские спецслужбы, русских националистов или исламистов, это прежде всего выгодно только российской власти, которая использует представившуюся ей возможность на волне общественного страха закрутить гайки и приступить к физическому уничтожению, психологическому давлению оппозиционных активистов и движений и дискредитации любой критики режима Путина.