Мы получили полное право на злобный глум над россиянами

g___121_500x317

Мне в этом вашем постмодернистском мире ужасно трудно жить. Всё ж неоднозначно и постоянно требует анализа новых вводных, не учитывая которые рискуешь получить полностью искаженное представление о ситуации. При накоплении критической массы кривульных представлений получишь такую же кривульную картину мира, а это очень стыдно в зеркало смотреть. Поэтому я, как тот сортировщик апельсинов из анекдота, «постоянно принимаю решения».

Не всегда правильно, но я стараюсь и уж как выходит, сорри.

Поэтому приходится выстругивать себе этические костыли. Например, выработала себе личную концепцию над чем можно смеяться, чтоб не было потом мучительно стыдно. Она не всегда работает, но здорово помогает.

Так вот, я считаю, что смеяться можно над всем, что является результатом добровольного выбора человека, и неприемлемо смеяться над тем, что он не выбирал и выбора у него не было. Но с оговорками.

И я не считаю, что унижение высмеиванием неприемлемо. Я считаю глумление (троллинг) своего рода социальной санитарией. В условиях гуманности это чуть ли не единственный способ показать человеку ущербность его выбора. При этом я четко отличаю травлю (bulling) от глумления (trolling).

Да, и я точно знаю, что мои костыли подойдут не всем.

Например, гнусно смеяться над цветом кожи, над происхождением, над сексуальной ориентацией, над физическим дефектом, над несчастьем, над утратой.

Но приемлемо смеяться над глупостью, даже если она привела к смерти, болезни или увечью. Над «премией Дарвина» можно ухохатываться до колик. Я повторюсь, это социальная санитария, это ответ общества на факторы, которые наносят ему непоправимый ущерб. Это не просто годно, это правильно и имеет воспитательный эффект.

Годно смеяться над невежеством, над любыми культами, в том числе, религиозными (особенно над глупыми их догмами и ритуалами), над дремучим суеверием, некомпетентностью, над лживостью, над корыстностью. Приемлемо смеяться над поведенческими паттернами, даже если они являются частью «национального менталитета», если они деструктивны. «Где 2 ххла — 3 гетьмана» — это смешно, над этим стоит глумиться, потому что это следует искоренять.

Теперь оговорки.

Мы не всегда владеем всеми данными по ситуации. И иногда нам приходится менять свою позицию по ходу поступления новых вводных. Если человек бухой настолько, что у него заплетается язык, он заслужил высмеивания. Это — общественно-порицаемое состояние, виной которому выбор человека. И оно должно быть высмеяно, это нормально и правильно.

Пока вы не получите достоверных данных о том, что у человека инсульт. Да, вам будет стыдно, и тем не менее, тысячи алкоголиков по всей стране должны знать, что общество вокруг их осуждает, и они не должны быть защищены единицами случаев инсульта.

А тролли должны достоверно знать, как отличить инсульт от сильного опьянения.

Основа украинского гуманизма — не дзен и терпимость ко всему, ибо эти качества тут же начнут юзать ловкачи и мошенники, а просвещение и самообразование, позволяющие отличить невезение и несчастье от умысла.

И последний момент — наши враги.

В Росиии в очередной раз кого-то насмерть смыло потоком говна, утопило паводком или 100500 гектаров красивых взрослых деревьев сожгло пожаром. И мы не сочувствуем. Хотя та же информация о пожарах в Португалии вызывает состардание. А это потому, что мы считаем беды соседа следствием его свободного выбора.

Если бы на те средства, что русские потратили на Крымнаш или потеряли вследствие его аннексии, они починили свою канализацию, поток говна не смывал бы их поезда.

Если бы они тратили свои нефтебаксы на дамбы и укрепления от регулярных паводков, вместо войск и «гумконвоев» на Донбасс, их народ не тонул бы в очередном потопе. Если бы они купили пожарных вертолетов вместо военных, у них не сгорало бы тысячи гектаров Сибири каждый сезон.

Бедствия русских — это не невезуха, это следствие распиздяйства властей с молчиливого одобрения 140+ миллионов граждан.

А мы получили своё полное право на троллинг, на честносердечный, без тени состадания, искренне злобный жесткий глум за несчастья, которые русские сами накликали себе на голову.

Анна ОСКОМИНА