«Медицина в Крыму — это взрыв на макаронной фабрике», — крымчанка

_meditsina_500x317

Когда читаешь истории про отрасль медицины в Крыму — это одно ощущение типа мысли — «дурдом».
Когда тебе рассказывает пациент или мать, у которой дочь медик, испытываешь ощущение прически «взрыв на макаронной фабрике».
К дефициту лекарств добавляются проблемы некачества.
Мел, из которого состоят сердечные препараты не действует. Пациенты снова ИДУТ к врачу и врач снова выписывает новые (заведомо зная их малоэффективность): «Попробуйте эти».
Но слово «идут» тут не подходит, пробиваются сквозь терни.
У мужа пациентки обостренная болезнь. Он инвалид. Жена идет в регистратуру взять талон. Простояла несколько часов, талонов на сегодня нет.

Участливая регистратор предлагает пройти к врачу без талона по форме 128 (если не ошиблась номером), что дает право обслуживаться без талона (но по очереди). Конец дня. Женщина последняя на прием.
Ан нет, говорит врач, берите талон. Нет и всё тут. Взяла талон, прием через две недели. А теперь заглянем на обратную сторону медали.
Почему врачи говорят «нет», почему очереди и прочий бардак? Потому что всё дело в отчетности.
Всех подробностей не знаю, рассказывала мама, дочь которой и работает доктором.
Ситуация — на каждую цифру нужно составить три документа. Итак, мало того, что пациентам врачи выписывают лишь надежду на оздоровление, мало того, что доктор живет весь день в жалобах и нытье (из-за скопления очередей), сидит бедный врач (она крымская татарка) до ночи отчетности составляет.
Другая пациент рассказывала, как попав на операцию, врачи срочно выписывали домой на следующий день после операции с температурой. Ночных медсестер нет и прочие проблемы.
Так одна из медперсонала таки попалась патриотка за Россию. Но за пациентку боролась сестра, приехавшая из Украины. Мол, за что Вы за Россию боретесь? — спросила её украинка. Вот моя зарплата 10 тысяч гривень, а ваши — 10 тысяч рублей, что в 3 раза меньше.
Патриотизм поник, пациентка осталась долеживать (с боем).

Vera Levkovich