Как должен выглядеть третий год радикальных реформ?

dmp2erhwala

Представьте себе, Сингапур, год 1961-й. Третий год премьерства Ли Кван Ю.Сингапур еще не вошел в состав Малазийской Федерации, и, уж тем более, из ее состава еще не вышел. Сингапур, одно из самых бедных и самых перенаселенных государств Азии, где китайскоговорящее меньшинство, которое на самом деле большинство, читает красные книжицы, и мечтает чтобы пришел Мао. Сингапур, где только что запретили и пересажали официальных коммунистов, которые привели Ли КванЮ к власти, но профсоюзные лидеры и оппозиционные политики пока сушат на свободе сухари.

Сингапур, куда, несмотря на всевозможные налоговые льготы, еще не пришел не то что крупный, но даже средний и мелкий инвестор, а вчерашние хозяева британцы перевели не только деньги, но и офисы своих компаний в Куала-Лумпур. Сингапур, где коррупция единственный способ прокормиться чиновникам, где сажают не за коррупцию, а за политику, но да, невзирая, другом ты был вчера премьеру, или нет. Сингапур, которому Малайзия по несколько раз в месяц перекрывает трубу (не с газом, правда, а с водой). Сингапур, который если и называют чудом, то не из-за успехов экономики, а потому, что будет чудом, если он проживет хотя бы еще один день. Сингапур, год 1961-й, — третий год правления Ли КванЮ, и, соответственно, третий год радикальных реформ.

Республика Корея, год 1963-й. Республика Корея, где Пак Чонхи, глава военной хунты, захватившей власть в 1961-м, под давлением Кеннеди вынужден восстановить видимость демократических институтов, и становится президентом. Республика Корея, где еще с Корейской войны действует чрезвычайное положение, и речь не идет даже о минимальном уровне гражданских свобод. Республика Корея, где уровень доходов 72 доллара в год на душу населения, а Северная Корея опережает Южную по всем экономическим показателям, и это без учета экономической помощи СССР.

Республика Корея, где жители с завистью смотрят на север, и ждут не дождутся, когда придет Ким. Республика Корея, где первые миллиарды американских кредитов тратятся на укрепление армии,и закачиваются в чеболи — в карман олигархическим кланам, в обмен на их участие в создании плановой экономики, по образцу СССР. Республика Корея, которую, если и называют азиатским тигром, то не за экономические успехи, а за царящую в стране диктатуру и оголтелый милитаризм. Республика Корея, год 1963-й — третий год правления Пак Чонхи, и, соответственно, третий год радикальных реформ.

Как же мало мы на самом деле знаем о технологии чуда. Мы судим об экономических успехах азиатских тигров по их результатам спустя полвека, по хорошо написанным постфактум буклетам, вроде «Из третьего мира в первый»; о грузинских реформах по туристической вывеске Батуми, по витринам сервисных центров и новых полицейских участков. И удивляемся потом, почему не вышло у грузин, где быстрые и ощутимые результаты у нас. Мы попытались наследовать, внимательно изучив, грузинский опыт реформ в их краткосрочной перспективе, и полностью проигнорировали их главный урок.

Очередные парламентские выборы в Грузии еще раз показали, сравнительно несложно создать лояльную ведению бизнеса среду и даже построить красивые центры по предоставлению населению услуг. Гораздо сложнее удержать результаты этих реформ, особенно в свете того, что труднее всего поддается инновационным изменениям именно сознание этого самого населения, которое не умеет думать в перспективе, которое живет только здесь и сейчас.

Азиатский рецепт, закрепить результаты реформ на достаточно долгий срок, чтобы подросшее при новых правилах игры поколение олицетворяло свою идентичность именно с ними. Почему нам не подходит этот азиатский рецепт? Дело даже не в просвещенной диктатуре. Хотя да, азиатские тигры имели дело с прагматичными США, а мы с европейскими идеалистами и чистоплюями.

Главная проблема Украины тут в демографии. Начавшееся еще в СССР старение нации усугубляется растущей эмиграцией, основу которой составляют молодые люди. С введением безвизового режима с ЕС этот процесс еще ускорится. Как результат, с каждым годом растет и без того критический процент населения исповедующий изжившие себя ценности ушедших режимов, любящих поговорить, но отказывающихся жить по новым правилам игры. Вот в этом и есть главный урок грузинских реформ для Украины, объяснение, что не так пошло у них.

Выхода нет, мы обречены на неудачу? Трудно, почти невозможно оценить процесс, находясь внутри химической реторты, в которой он идет. Трудно судить о вкусе блюда, пока в него не добавлен последний ингредиент. Сингапур, Республика Корея, Грузия не единственные книги в сборнике рецептов экономического чуда. Не знаю как сейчас, а раньше в таких книгах было принято в конце оставлять пару-тройку чистых разворотов, чтобы хозяйке было куда вписать и свой собственный рецепт. У нас все плохо? Вспомните Сингапур, Республику Корею, и тот факт, что в Украине идет всего только третий год реформ.

Андрей Плахонин