Большому кораблю — большое?

Когда знаменитый и пугающий авианосец РФ Кузя двинулся к берегам Сирии, всем стало понятно, что Москва решила продемонстрировать силу и даже скрытую угрозу. Это было видно по шлейфу черного дыма, уходящему от Кузи на десятки километров настолько, что его было видно из космоса, но настоящая угроза была даже не в этом.

Британские экологи взяли пробы дыма, оставленного российским крейсером, и с ужасом обнаружили там высокое содержание серы и прочей дряни, а потому – поняли, что жгут в котлах этого чуда техники мазут. Если до этого была надежда на то, что жгут уголь или дрова (в РФ много леса и его даром отдают китайцам), то после отчета экологов все встало на место – россияне использовали климатическое оружие в виде основы для кислотных дождей.

Но и это была еще не вся угроза. Настоящей угрозой можно было считать два океанских буксира, которые следовали за авианосцем. Скажем так, никакие другие авианосцы разных флотов мира не имеют эскорта именно из буксиров. Эсминцы, крейсера, подлодки – пожалуйста, а буксиры – нет. Больше того, даже во время Второй Мировой войны, когда произошел бум авианосного флота как в США, так и в Японии, буксиры за ними не ходили.

Такое странное положение с эскортом авианосца говорило о том, что корыто может просто затонуть у берегов страны, мимо которой он проходит, а потому буксиры просто его страховали. Это значит, что командование ВМФ РФ прекрасно понимало, в каком состоянии оно направило «убийцу авианосцев» к берегам Сирии. Как мы знаем, Кузя стал убийцей собственных самолетов, и слава богу – не нырнул в Средиземном море, вместе со всем своим мазутом. Случись такое, курортная Анталья пришла бы в упадок.

Американские исследователи провели свои «раскопки» этой темы и выяснили причину «черной шапки» и возможные последствия этой причины. В общем, Кузе действительно заказали котлотурбинные установки, хотя корабли такого класса должны бы использовать ядерные энергетические установки, на худой конец – газотурбинные, на которые все флоты мира перешли уже несколько десятков лет назад. Но что сделано – то сделано. А раз так, то становится вопрос о качестве топлива, и собственно, о качестве котлотурбинной установки.

Известно, что во времена использования мазута флотами различных стран, это была специальная смесь, имевшая название «бензин Bunker B и Bunker C», а позже, когда был введен стандарт ISO 8217, топливо получило название RMG или RMK. От этого топлива и от котлотурбинных установок отказались именно из-за его неудобства как в транспортировке, так и в использовании. Для котлов надо было использовать множество высококачественных труб и аппаратуру подготовки мазута к сжиганию. Тут речь шла о правильном подогреве мазута и его впрыскивании через правильно изготовленные форсунки.

Поскольку авианосец перешел на баланс российского флота в недостроенном и не отрегулированном виде, а проще – угнан в РФ, хотя должен был проходить доводку и наладку на Николаевском судостроительном заводе, то россиянам пришлось его доводить до ума самостоятельно, и уже как довели – так довели. Это привело к многочисленным авариям котлов и топливной аппаратуры, а поскольку там долгое время трюмы были затоплены мазутом, то и топливопроводы там были в плачевном состоянии. Оно и понятно, под финиш совка за качеством труб и всего остального уже никто не следил и потому все выходило из строя просто конвейерным образом. И самое неприятное для россиян, они не могли пригнать Кузю в Николаев, чтобы регламентные и ремонтные работы были проведены изготовителем.

В общем, отремонтировали так, как считали нужным, и таким же образом откалибровали топливную аппаратуру. В результате, у Кузи никогда устойчиво не работали сразу все котлы, а самое неприятное было в том, что никто не мог сказать о том, когда выйдет из строя следующий котел. По факту, котлы находятся в перманентном ремонте, который скорее выглядит как реанимационные процедуры.

В свою очередь, это не дает кораблю развить полный ход, и когда «пациент скорее мертв, чем жив», он дает 4 узла хода, а иногда – вовсе остается без хода. В 90-х годах так случилось у берегов Мальты и только чудом Кузя не вылетел на мальтийские скалы. С тех пор за ним ходят буксиры, а технические специалисты пытаются сделать так, чтобы хоть часть котлов работали надежно, и пусть Кузя хоть и медленно ползает, но все же – не теряет ход.

У проданного индусам авианосца «Викрамадиться» — та же история, но там как-то нашли возможность допилить котлы. В любом случае, таков уровень технических проблем, которые сейчас решает российский флот.
Таким образом, россияне решают вопрос чисто утилитарный: чтобы корыто не потеряло в море ход и его не выкинуло на скалы или на мель. В общем, проблема эта хорошо известна и была распространена во времена парусного флота. Об убиенных аэропланах мы уже как-то писали и повторять нет смысла, но в целом Кузя – огромная плавучая проблема, как для экипажа, так и для тех мест, куда его могут занести черти.

Другие вопросы, например – его заметности, никто даже не ставит. Некоторые российские адмиралы и вовсе писали о том, что Кузя исполнил старую флотскую традицию, под названием «дать шапку». Это пишут олухи с большими звездами на погонах, на восемнадцатом году 21 века, когда незаметность или малая заметность боевой техники стала приоритетной. Это же судно можно легко вычислить по дыму из-за горизонта, как будто там плывет не Кузя, а «Бронетёмкин Поносец» столетней давности.

Американские моряки и морские инженеры работают совсем в другом диапазоне проблем, которые в РФ будут решать через несколько десятков лет и то, в том случае, если к тому времени у российского флота останутся проблемы, а вернее – останется сам флот, да и РФ, в чем мы глубоко сомневаемся.

Тем не менее, совсем недавно мы писали о том, что Пентагон разместил заказ на производство десяти эсминцев класса DDG 51 Flight III, которые в числе прочего, должны иметь пониженную заметность для радаров противника. Понятно, что полностью изменить всю конструкцию не получится, но что-то сделать для того, чтобы противнику было труднее обнаружить эсминцы и навести на них свое оружие – можно и нужно. Все эсминцы будут построены и переданы военным до 2022 года.
Однако прямо сейчас идут всесторонние испытания двух новых эсминцев DDG 1000 Zumwalt, которые идут на замену предыдущему классу Арли Бьорк. Эти корабли изначально построены по принципу малой радиолокационной заметности, а потому – их конструкция отличается от предшественников просто кардинально. Это одно из самых зримых и существенных отличий. В ходе испытаний уже собраны данные о боевых возможностях корабля, хотя еще и не все системы вооружений готовы к установке на эсминцы.

Известно, что мощная энергетическая установка (70 Мегаватт) рассчитана на то, чтобы без проблем запитать новую, намного более мощную РЛС, и установки лазерного и рельсотронного оружия. Тем не менее, уже можно говорить о некоторых интересных отличиях от предшественников. Так, при водоизмещении в 15 000 тонн, против 6 630 тонн у Арли Бьорк, Зумвалт имеет одну пятидесятую долю радиолокационного отражения от почти втрое меньшего предшественника. Радары противника будут классифицировать Зумвалт как рыбацкую шхуну или прогулочный катер и это при том, что эта махина имеет вдвое большее водоизмещение даже чем ракетный крейсер Тикондерога. К эсминцам такой корабль можно причислить лишь имея отменное чувство юмора. И тем не менее, для противника он будет малозаметным и не вызывающим тревоги уже на расстоянии, когда сам Зумвалт сможет обнаружить, идентифицировать противника, навести на него бортовое оружие и лечь на обратный курс. На радаре все рано будет прогулочная яхта.

Как и у всех первопроходцев новых классов кораблей, у Зумвольта наверняка есть свои проблемы, которые выявлены во время испытаний и о которых нет никакой информации, но он сконструирован с избыточными возможностями как по энергетике, так и по интеграции с перспективными системами вооружений и что-то подсказывает, что именно на этом корабле будет развернута первая система управления бортовым вооружением, которая почти полностью будет управляться системой искусственного интеллекта.

На сегодня, одной и безусловной проблемой нового корабля является его стоимость – около семи миллиардов долларов. Но как показывает опыт, запуск изделия в серию существенно снижает его стоимость. По крайней мере, так произошло с десятком Арли Бьорк третьего поколения, которые были только что заказаны производителю. Пока же речь идет о штучном производстве и вместо 28 кораблей, флот оказался готовым заказать только три корабля, два из которых уже переданы заказчику, а третий — уже вот-вот поступит в распоряжение флота.

В общем, кто-то работает над флотскими традициями и думает, как правильно «дать шапку», а другие уже сегодня ушли в послезавтра. И просто удивительно, как некоторые деятели пускают слюни по стране, которая развернулась против хода истории и усиленно гребет в направление каменного века.